Сетевое сообщество «РОССИЙСКАЯ КУЛЬТУРОЛОГИЯ»

Форум — площадка для научных дискуссий и обсуждения академических проблем. Здесь принят стиль общения, соответствующий научному этикету. На форуме обсуждаются только профессиональные вопросы.

  • Вы не зашли.

#1 23-March-09 11:33:01

A.Venkova
Administrator
Откуда: Петербург
Зарегистрирован: 22-July-08
Профиль

«Семиотика разрыва. Запредельное в современном искусстве»

Интернет-коллоквиум
«Семиотика разрыва. Запредельное в современном искусстве»


План работы

20 марта - 1 мая 2009 года.
Прием установочных докладов. Регистрация участников.
2 мая - 23 мая 2009 года
Обсуждение поступивших докладов. Дискуссия.
22 мая 2009 года
14.00 - 18.00 Виртуальная трибуна «Семиотика художественной культуры: Образ России в межкультурной коммуникации»
24 мая 2009 года
Виртуальный коллоквиум «Семиотика разрыва. Запредельное в современном искусстве». Конференция в on line режиме.

16.30-17.00 Представление участников.
17.00-19.00 Выступления, обсуждение докладов, дискуссия.
19.00-19.30 Подведение итогов.

Руководители коллоквиума: Венкова Алина Владимировна, заместитель директора по науке Санкт-Петербургского отделения Российского института культурологии, кандидат культурологии, доцент; Соколова Ирина Борисовна, научный сотрудник Санкт-Петербургского отделения Российского института культурологии; Луняев Евгений Викторович, ученый секретарь Санкт-Петербургского отделения Российского института культурологии, кандидат философских наук.

На коллоквиуме предполагается обсуждение следующих вопросов:

• типология, структура и семантика образов «таинственного» и «фантастического» в современном искусстве;
• опыт запредельного в художественной практике: топология границы и эпистемология перехода;
• аффектация, суггестия и синестезия: их значение в современном искусстве;
• опыт исследования и описания «бесформенного» и «невыразимого» в искусстве;
• эстетика «разрыва» и коммуникативный предел: проблема понимания и интерпретации пограничных явлений в искусстве;
• «складка», «сдвиг» и «разрыв»: судьба постмодернистских концептов в современной семиологии.

Для участия в интернет-коллоквиуме необходимо прислать заполненную заявку на адрес info@spbric.org с указанием формы участия (доклад или участие в дискуссии), текст доклада или статьи. После получения заявки участнику будут высланы данные для регистрации на интернет-портале «Сетевое сообщество «РОССИЙСКАЯ КУЛЬТУРОЛОГИЯ»». Избранные установочные доклады будут опубликованы в форме статей в печатных материалах коллоквиума.
По результатам работы планируется издание сборника.

Санкт-Петербург, 191186, а/я 19.
С пометкой «Интернет-коллоквиум»,
e-mail: info@spbric.org
Санкт-Петербургское отделение Российского института культурологии.
Тел., факс (812)574-10-47       
Венкова Алина Владимировна, зам. директора по науке Санкт-Петербургского отделения РИК, кандидат культурологии, доцент.

Требования к оформлению статьи и заявки
Статьи объемом 8 – 12 страниц принимаются в текстовом редакторе Microsoft Word. Размер бумаги: формат А4, ориентация листа книжная. Поля: верхнее – 2 см.; нижнее – 2 см; левое – 2 см; правое – 2 см. Шрифт Time New Roman, размер 14, отступ – 1,25. Межстрочный интервал: полуторный. Страницы не нумеруются. Редколлегия оставляет за собой право отбора материалов для публикации.

НАЗВАНИЕ СТАТЬИ (ПО ЦЕНТРУ, БЕЗ ОТСТУПА, ШРИФТ ЖИРНЫЙ,
БУКВЫ ПРОПИСНЫЕ, МЯГКИЙ ПЕРЕНОС В СТРОКАХ)
Ф. И. О. автора (по центру, без отступа, курсив, шрифт жирный)
Название организации (принятое сокращение),
город (по центру, без отступа, жирный)
(пропуск строки)
Текст.
Литература
Статьи должны быть тщательно выверены и отредактированы. Ссылки на литературу размещаются в конце текста. Библиографическое описание используемой литературы оформляется в соответствии с требованиями установленного стандарта. Статьи принимаются в электронной форме.

ЗАЯВКА
участника Интернет-коллоквиума
«Семиотика разрыва. Запредельное в современном искусстве»

Фамилия, имя, отчество (полностью) ____________________________________________
Название организации _________________________________________________________
Название отдела (факультета, кафедры)___________________________________________
Занимаемая должность_________________________________________________________
Ученая степень, ученое звание___________________________________________________
Аспирант____________________________________________(форма обучения очн./заочн.)
Адрес (домашний или служебный)_______________________________________________
Телефон (код города)___________________________________________________________
Электронная почта_____________________________________________________________
Название доклада или выступления_______________________________________________
Тезисы доклада (для участия в дискуссии не требуется) 2000-3000 знаков______________

Неактивен

 

#2 23-March-09 11:33:57

A.Venkova
Administrator
Откуда: Петербург
Зарегистрирован: 22-July-08
Профиль

Re: «Семиотика разрыва. Запредельное в современном искусстве»

Коллеги!

Вопросы и сообщения вы можете оставлять прямо в этой теме.

Неактивен

 

#3 6-April-09 23:15:43

A.Venkova
Administrator
Откуда: Петербург
Зарегистрирован: 22-July-08
Профиль

Re: «Семиотика разрыва. Запредельное в современном искусстве»

Уважаемые коллеги,

Размещаю материал Марины Васильевны Логиновой, доктора философских наук, профессора Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева. Предлагаю начать обсуждение.

ЭСТЕТИКА М. ХАЙДЕГГЕРА: «ЗРИМОСТНОСТЬ» И «ОНТОЛОГИЯ ВЗГЛЯДА»

В данной статье автор обращается к анализу эстетики М. Хайдеггера для определения актуальности и дальнейшего развития феноменологической тематики в современной гуманитарной науке. Рамки исследования определены философским интересом к искусству как специфическому полю экзистенции. Все своеобразие концепции  Хайдеггера о прекрасном определяется в этой связи понятием мирской открытости бытия, которая основана на экзистенциальном времени как «зримостном плане экзистенции».
«Зримостность» (Г.Т. Маргвелашвили) следует трактовать шире прямого смысла как нечто воспринимаемого глазом. Этот смысл содержит общеонтологическое понимание того, что перестало быть сокрытым для человека и открылось во временном объеме его экзистенции. В общем значении у Хайдеггера чаще используется термин «открытость». Художественное произведение, таким образом, обладает специфической открытостью, благодаря которой конкретные материальные и семантические стороны творения (звук, цвет, материал) проявляются в выразительном качестве.
Открытая Хайдеггером проблема «зримостности» бытия, получает дальнейшее развитие в эстетике М. Мерло-Понти, который в своей последней прижизненной публикации – эссе «Око и дух» – обращается к углубленной разработке онтологии видящего и видимого.
В ситуации, когда большее значение приобретает «визуализация пространства», автор рассматривает «онтологию взгляда», формирующую такое понимание бытия, которое большей частью скрыто, но всегда уже, в своей возможности, находится под взглядом. Таким образом, в современной эстетике классическая «онтология созерцания» противопоставляется «онтологии взгляда». Принципиальное отличие состоит в том, что «онтология созерцания» понимает бытие как нечто завершенное и совершенное, открытое для созерцания. «Онтология взгляда» предполагает наличие Другого, обладающего взглядом. Такая постановка вопроса предполагает, что Другие обладают собственным, отличным от меня видением мира. «Онтология взгляда» разворачивается как сосуществование различных взглядов. Изменяющееся бытие, в котором скрытое или еще не раскрытое играет фундаментальную роль, не может быть предсказуемо, прозрачно и рождается в пространстве «под взглядом» Другого. Это положение, в свою очередь, отрывает перспективу Другого, а значит, и неоднородного бытия.

Полный текст статьи


Вложения

Неактивен

 

#4 7-April-09 23:39:35

I.Sokolova
Участник
Откуда: Петербург
Зарегистрирован: 13-December-08
Профиль

Re: «Семиотика разрыва. Запредельное в современном искусстве»

Статья Марины Васильевны затрагивает, как мне кажется, очень интересную  проблематику, суть которой сводится к открытию возможностей построения междисциплинарных связей внутри различных гуманитарных наук. Соотнесение феноменологического и искусствоведческого, а, скорее даже культурологического, планов в рамках рассмотрения вопросов интерпретации современного искусства представляется актуальным.
Несмотря на первоначальную обособленность феноменологического знания и  его "академичность", с течением времени становится ясно, что созданная Э. Гуссерлем "новая наука" выводит знание за пределы конкретных областей, обозначая возможность соприкосновения несоприкосновимого...Словно бы речь идет не о логически выверенных умозаключениях, а о потоке сознания,  о векторах его внутреннего движения.
Марина Васильевна обращается к примерам абстрактной живописи современности, иллюстрируя каким образом происходит обращение к "онтологии взгляда"; при этом речь идет не только о живописных примерах, но (как бы) о константах современной культуры в целом. Тогда у меня возникает вот какой вопрос. В течение ХХ века художественные практики, развиваясь и трансформируясь, постепенно отдалялись от холста, ища способы самовыражения в объектах, видеопроекциях, перформансах и инсталляциях. Сделано это было (сознательно, но, скорее даже - бессознательно) по целому ряду причин; важной из них мне кажется та, что относится к области физической антропологии, некого антропоморфизма, человекоОбразности что ли... Речь идет о попытках художников создать особое художественное пространство, погружаясь в которое зритель испытывал бы на себе не только "пристальный взгляд" с холста, но и другие ощущения, связанные с опытом соотнесения художественных произведений с телом. Короче говоря, современное искусство обращается к проблеме телесности. В этой связи вопрос: остается ли тогда актуальной онтология взгляда или же рождается нечто новое, связывающее опыт видения и структуры сознания человека?

Неактивен

 

#5 13-April-09 18:17:52

astahovoyu
Участник
Откуда: Кемерово
Зарегистрирован: 2-December-08
Профиль

Re: «Семиотика разрыва. Запредельное в современном искусстве»

В работе, дейсвтвительно, ставится междисциплинарная проблематика, связанная с переходом от искусствоведческого взгляда к культурологическому. Значимость Другого в эстетике означает актуализацию качественной неоднородности, что созвучно известному тезису о возможности существования культуры на границе.

Неактивен

 

#6 20-April-09 14:37:32

A.Venkova
Administrator
Откуда: Петербург
Зарегистрирован: 22-July-08
Профиль

Re: «Семиотика разрыва. Запредельное в современном искусстве»

Уважаемые коллеги!

Поступил доклад Сергея Васильевича Бусова, кандидата философских наук, доцента Санкт-Петербургского государственного университета информационных технологий, механики и оптики на тему

"СУЩЕСТВУЕТ ЛИ ЗАПРЕДЕЛЬНЫЙ, НЕВЫРАЗИМЫЙ И БЕСФОРМЕННЫЙ ПРЕДМЕТ В ИСКУССТВЕ?".

Доклад содержит ряд дискуссионных положений. Автору можно задавать вопросы.

Резюме

Истинным мотивом творчества может служить желание выразить свое отношение (чувство) ко времени. Онтологически прошлого нет. Будущего тоже нет, но оно придет, так что предмет искусства неизбежно возникнет, но о его «бесформенности» уже не придется спорить. В изображении прошлого предметом становится не время, а чувства и их развитие в нашем отношении к событиям прошлого. «Неоформленные чувства» не художественны. Итак, предмет искусства – информация (идеальное).
Что может лежать в основе информации? Предположим, есть способность материальных систем «свертываться». Так, электрон развертывается из этого фона в какой-то частной позиции, затем свертывается в него снова, а поблизости развертывается другой и снова свертывается, и еще один, и еще – и это начинает походить на след одного электрона [Д.Бом]. Наблюдения за явлениями неживой природы приводят к выводу, что «свертывание/развертывание», присущее ей, не есть информационный процесс в собственном смысле, т.е. не кодирование/декодирование. В онтологическом смысле никаких действительных сигналов из будущего (а тем более из прошлого) не поступает, но образы возможных событий все же определяют поведение человека. В детерминацию мировых событий вклинивается нечто идеальное. Идеальное есть реакция живой системы на то, что она воспринимает в виде знака-сигнала, это специфическое содержание информационных взаимодействий, в которых участвуют живые системы. Поговорка «чужая душа – потемки» фундаментальна. Людей связывают лишь знаковые системы, но никак не «духовные узы», «слиянье душ» - метафора, которая имеет, однако, объективное основание, открытое синергетикой, а именно, согласованность, когерентность поведения людей. Грубо говоря, мы мыслим одинаково.
Как люди руководствуются идеальным? И почему все-таки возможно «неоформленное и невыразимое» в искусстве? Остановимся на взаимоотношениях искусства и морали.  Красота есть идеал, созданный нами, в котором мы кодируем общезначимое переживание. Точнее, красота есть сближение предмета и идеала (по аналогии с процессуальностью конкретной истины). Питаясь чистым идеалом, мы обнаруживаем, что у него существует реальное основание – человек. И мы обозначаем мужчину умным, а женщину прекрасной. И тогда начинает разрастаться противоречие с моралью, которая запрещает исключительность. Искусство демонично потому, что оно заставляет выйти за границы табу. Если момент возникшей в этом случае несогласованности между людьми, размолвки («бесформенности и запредельности», а, точнее, непривычности их переживаний) принять за некую точку бифуркации, то возможны варианты новых необычных согласований, новых моральных норм, новых идеалов. Выход к новому предмету искусства, возможно, и связан с такой «запредельностью» переживаний, ведь приходится ломать прежние устои.

Полный текст


Вложения

Неактивен

 

#7 21-April-09 14:38:00

A.Venkova
Administrator
Откуда: Петербург
Зарегистрирован: 22-July-08
Профиль

Re: «Семиотика разрыва. Запредельное в современном искусстве»

С удовольствием размещаю очень интересный материал Натальи Викторовны Выжлецовой (Перекатиевой), кандидата культурологии, доцента кафедры социально-гуманитарных наук Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения

«ЧУЖИЕ» В КУЛЬТУРЕ (МИФОЛОГИИ, ФОЛЬКЛОРЕ, ЛИТЕРАТУРЕ)

Резюме

В основе любой культуры лежит разбиение мира на внутреннее («Своё») пространство и внешнее («Их» или «Чужое»).
В мифологическом и традиционном мышлении «Своя» культура мыслится как обжитый и сокрытый «град» («огород», «огороженное ме-сто»), или как «дом», границами которого становятся стены, крыша, порог, дверь (вход-выход).
В древних мифологиях и фольклоре «нижний» (профанный) и «верх-ний» (сакральный) мир, «Своё» и «Чужоё», царства живых и мертвых чаще всего отделяют реальные или мифические горы и реки, а так же дороги и перекрестки (распутья, росстани (развилки)). Горы-границы (порталы в мир духов): например, Тайшань (Дунъюэ), Чэндудзайтянь, Бучжоушань, Куньлунь и др. в китайской мифологии. Реки-границы: кит. Жошуй, фин. Манала, греч. Океан и реки Аида, слав. Дунай и др. Дороги (перекрестки, развилки) как границы: жертвы Тривии (Гекате) на распутье или перекрестке трёх дорог в римском культе; почитание Сонана («духа крепостных стен») на обочинах и перекрёстках дорог в корейской традиции; в восточно-романском фольклоре сборища колдунов (стригоев) на межах и перекрестках дорог; в славянской  мифологии заключение союза с нечистой силой в «особых» местах — прежде всего, на перекрестке дорог; в русских сказках «пограничный» («межевой») знак-камень на развилке дорог с предостерегающей надписью и т. д.
В литературе горы, реки и дороги (распутья, перекрестки) так же маркируют границу повседневного и «нечистого» мира: например, в «Записках о поисках духов» Гань Бао (IV в.); повестях Гоголя «Пропавшая грамота», «Вий» и др.; «готическом» рассказе В.П. Титова «Уединенный домик на Васильевском» (1828) и т. д.
В различных культурах описания «чужого» мира (земли) совпадают: «чужое» пространство незнакомо, непривычно, необжито, опасно (оно есть собственное перевернутое отражение).
В «чужом» пространстве обитают «чужие» — обитатели потустороннего мира, хтонические существа, монстры и чудовища, всякого рода нечисть, враги, маргиналы, иноплеменники, варвары, чужеземцы, иноверцы, заимствованные боги и посвященные в культы этих богов, чужие культуры. При этом в мифологическом и традиционном мышлении при-сутствует категория «своих чужих»: духи-покровители, умершие предки, больные, вернувшиеся путешественники, представители некоторых «опасных» профессий, иногда иноверцы-соседи, натурализовавшиеся чужестранцы или «перекрещенцы». Временный вариант «чужого» — враг-гость.
В фольклоре разных народов «чужие» (мёртвые) отличаются от «своих» (живых) отсутствием запаха, который чувствуют стражи границы (яга, людоеды, великаны и т. п.), необычным и даже вызывающим внешним видом, странностью поведения, иногда монструозностью. В литературе часто образ «чужого», «чужеземца», «чужестранца» связан с инфернальным миром: чёрт-«немец» в «Ночи перед Рождеством» у Гоголя; появление загадочного «иностранца» (Воланда) в Москве в «Мастере и Маргарите» Булгакова; чудовище из «Крокодила» Чуковского, говорящее по-турецки (и по-немецки); английское происхождение таинственного Мельмота из готического рассказа Бальзака; у Стокера граф Дракула — средневековый валашский правитель Влад Цепеш, «чудесным образом» доживший до наших дней и т. д..
В древних мифологиях «чужое» связано с чудовищным и, как правило, подвергается истреблению (египетский Сет; в греческой мифологии сюжеты, связанные с Антеем, Бусирисом, Диомедом и Гераклом, митиленским жрецом Диониса Макареем, героем критских легенд Талосом).
В фольклоре, мифологии и литературе рискованные и опасные странст-вия в чужих землях навсегда изменяют героев (Гильгамеша, Одиссея, Ясона и др.), превращают их из «своих» в «чужих» или, по крайней мере, «своих чужих». В литературе «тайны и ужаса» часто герои возвращаются из своих путешествий преображенными («чужими») (г. Рыбаренко в «Упыре» А.К. Толстого и др.) или их преображают инфернальные персонажи, приехавшие из чужих краев (например, графиня из «Уединенного домика на Васильевском» В.П. Титова, и др.).
Таким образом, в культуре (мифологии, фольклоре, литературе) «чужие» представлены в специфических и многообразных, но всегда конкретных формах, как персонификации сил природы, угрожающих традиционному («своему») укладу жизни.

Полный текст


Вложения

Неактивен

 

#8 27-April-09 00:13:22

A.Venkova
Administrator
Откуда: Петербург
Зарегистрирован: 22-July-08
Профиль

Re: «Семиотика разрыва. Запредельное в современном искусстве»

Размещаю статью Натальи Ильиничны Полторацкой, доктора филологических наук, профессора Санкт-Петербургского государственного технологического университета растительных полимеров

«ФАНТАСТИЧЕСКОЕ» И «ТАИНСТВЕННОЕ» ВО ФРАНЦУЗСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ: ФОРМИРОВАНИЕ ТРАДИЦИИ

Резюме

«Фантастическое» и «таинственное» всегда привлекали человека, но в иные эпохи интерес к сверхъестественному особенно возрастал (век Просвещения – время расцвета оккультных наук, моды на гадалок и колдунов; прорыв в фундаментальных науках в начале ХХ века – многочисленные религиозные «обращения» французской творческой интеллигенции). Как правило, это происходило тогда, когда достижения научной мысли резко сокращали территорию непознанного и возникала иллюзия скорого торжества царства разума.
Таким образом, увлечение иррациональным – это ощущение недостаточности рационального мышления?, реакция творческих людей на очередную формализацию модели мира?, на попытки упрощенной интерпретации сложных феноменов реальности?. Исследуя области непознанного, которыми на тот момент пренебрегала наука, искусство все ближе подбиралось к тому, что находится по ту сторону бытия.
Писатели, в противовес сциентизму, смело обращаются к опыту осмысления «запредельного». Движение смыслов внутри каждого произведения подчинено собственной логике; благодаря хитросплетениям событий и умелой подаче фактов оживают детские страхи читателя, им овладевают тревога и беспокойство, понуждая непременно дочитать текст до конца.
Французской литературой XIX века были выработаны собственные средства создания фантастического универсума, что позволяет исследовать их отдельно и выделить целый ряд структурных особенностей, которые можно охарактеризовать как универсальные для произведений подобного жанра. «Таинственное» в рассмотренных новеллах зачастую играет роль «ментального приграничья», где и разворачиваются жаркие бои местного значения между естественным и сверхъестественным мирами.

Полный текст


Вложения

Неактивен

 

#9 28-April-09 17:59:07

A.Venkova
Administrator
Откуда: Петербург
Зарегистрирован: 22-July-08
Профиль

Re: «Семиотика разрыва. Запредельное в современном искусстве»

Совместный доклад Сергея Владимировича Панова, кандидата философских наук, доцента кафедры истории мировой культуры Института истории культур (Москва) и Сергея Николаевича Ивашкина кандидата культурологии, доцента кафедры истории мировой культуры Института истории культур (Москва)

ПРОЕКТ ЭСТЕТИКИ, КОММУНИКАЦИОННЫЙ ЭТОС ПРАГМАТИЧЕСКОЙ ЭПОХИ И СЛЕД ТОШНОТВОРНОГО
(к ре-деконструкции  «гуманитарного проекта»)


Резюме

Трансцендентальная эстетика указывает на исходный способ человеческого самоконструирования, присутствующий и наблюдаемый во всех его продуктах, в том, что Кант именовал «опусом» в различении изначальной интуиции (творящей природы) и производной интуиции (мира культуры). Если бытие оказывается разделено на два способа действия, порождающего действительность, то фактум человеческого произведения в отличие от непрерывного эффекта природного действования обозначает не просто абстрактно все созданное человеком, а произведение в каждом продукте определенного отношения – отношения к целям свободы, впервые понятой в мере волевого самоопределения. В антропологическом проекте исходное понимание символа как соприкосновения безучастного оказывается предано (не)преднамеренному забвению: эпифания смыслового тела как зияющей раны сводится к оформленной в границах рефлексии сценографии символической анафании – внеконцептуальной явленности идеи в сообразующем сопредставлении субъекта (Кант).
Классическая «истина» трансцендентального познания как полагание априорных условий опыта в связности определимого и определения переформулируется в прагматической перспективе как мера «всеобщего экспериментирования» в ожидании всякий раз предвосхищаемого ответа природы производимой научным проектом гипотезе. К критике оснований прагматической традиции обращается Жак Пулэн, который в своей книге «Прагматическая эпоха, или всеобщее экспериментирование» [1.] вскрывает сущностные механизмы так называемой новой технологической революции человеческой культуры, на самом деле воспроизводящей структурные элементы архаичных «изобретений» - суверенных богов как автономных внеположных сил, создающих событийный ряд мира, и мифорелигиозных схем, порождающих само смысловое ожидание и гарантии ответа в сообразном человеческому способу восприятия, мышления и действия порядке бытия. Религиозный схематизм политеизма как органическая суть современной технологической эпохи задает весь горизонт самопроизводства человека в постоянном самоотчуждении и самоприсвоении в том, что со времен Просвещения носит название «природа». Вещи, желания и успех приобретают вид «вербальной прозопопеи» (prosopopee verbale), которая раз и навсегда заранее дает положительный ответ нашему призыву, нашим потребностям и стремлениям, как и согласие с другим уже исходно предполагается в возможности «сказать ему то, что мы ему говорим и говоря ему это» [2: 84]. Таким образом, человек отождествляется с прозопопеей согласия, всякий раз удовлетворяющей его желание в достоверности, в истине собственного бытия предсуществующим заранее соответствием этой истине исходя из единственного факта события этого соответствия [2: 84-85].
Исходное понимание временности осуществляется в смещении акцента, в глубине цезуры, которые принципиально не подводятся под эстетическую форму рефлексии Идеи или консенсуальный императив как коммуникационный этос прагматической эпохи. Поэтическое творение выстраивает сценографию «абсолютного потребления» (тезис Деррида) - экономимесиса как системы присвоения  эффектов Идеи - в продуцировании незаинтересованности - в порождении рефлектирующих суждений. Однако эстетика как форма присвоения присутствия  необходимо сопровождается призраком негативного, ускользающего из любых форм аналогического самочувствия трансцендентального субъекта, призраком того, «что не удается ни переварить, ни представить, ни высказать», т.е. не преобразуется ни в какую автоффективную форму самочувствия и самосознания в произведении идеала как символа нравственности. Это постаффективный остаток – тошнота, тошнотворное, которое не может быть интериоризировано в эстетическом эффекте «отвратительного», за пределами полноты представления и эстетического удовольствия. 
Литература
1. Poulain J. L’age pragmatique, ou l’experimentation totale. P., Harmattan, 1991.
2. Poulain J. Le jugement de verite dans les actes de paroles//Semiotiques, №10, P., 1996.С.60-86.
3. Derrida Jacques. Economimesis//Mimesis desarticulations. P., 1987, C.58-93.

Полный текст


Вложения

Неактивен

 

#10 6-May-09 12:17:54

A.Venkova
Administrator
Откуда: Петербург
Зарегистрирован: 22-July-08
Профиль

Re: «Семиотика разрыва. Запредельное в современном искусстве»

Доклад Бориса Викторовича Рейфмана, кандидата культурологии, доцента Глазовского филиала Ижевского государственного технического университета

«Личность» в «культуре» и за ее пределами, или О пограничности понятия «граница культуры»

Резюме

На исходе Возрождения идентичность европейского человека оказывается под воздействием совершенно новой в истории культуры ценностной установки, определяемой Л.М.Баткиным как «самоценность отличия». Складываются две формы «самоценности отличия», одна из которых, «фантазия», связана с утверждением уникальности своего «Я» как некой четко очерченной и неизменной индивидуальности, другая, «универсальность», напротив, подразумевает, прежде всего, вариативность  поведения, способность к рациональной пластичности. Именно второй вариант предопределяет рождение новоевропейской «личности», т.е. той регулятивной идеи, которая ориентирует человека в направлении не запланированных наперед, преодолевающих собственную статичность способов мышления и деятельности. При этом «универсальность», превратившаяся в «личность», соединяется с нарождающимся историзмом и, соответственно, с идеей причастности субъекта к Истории. Статус же «фантазии» понижается: замкнутый в круге неких неизменных стандартов, хотя и настаивающий на индивидуальном выборе такой неизменности индивид причисляется занявшей превалирующее положение «личностью» к «мещанству», «обывательщине», «ретроградству».
В первые десятилетия ХХ века идея «личностности», сменив «объект» субъектной причастности с Истории на Культуру, претерпевает глубокие преобразования. С одной стороны, они происходят в различных направлениях философии жизни, с другой, – в феноменологии, экзистенциализме, персонализме, в том числе и в диалогическом гуманитарном мышлении М.М.Бахтина, трактующего «личностность» как экзистенциальный выход на «границы» своей культуры в «большое время» диалога культур.  Феноменологии, экзистенциализму и персонализму, в те времена не преодолевшим пределы философии, не удалось стать фактором социокультурной динамики. Напротив, философии жизни, вернее, ее определенным  институализированным интерпретациям (как и определенным интерпретациям марксизма, остававшимся, впрочем, в пределах классического историзма) оказалось по силам решительным образом повлиять на  социальные порядки и способствовать генезису новой культурной формы – некоего «архетипически-личностного» индивида, ставшего первым вариантом «массового человека». Такая ситуация и ее последствия привели к дискредитации «личностности» и содействовали реабилитации всех ипостасей «фантазии», в частности, переориентации исторической науки с «интеллектуальной истории» на «историю ментальностей», с интереса к «творческой личности» на интерес к «повседневному человеку».
Еще более радикальным следствием кризиса «личностности» стали некоторые важнейшие постмодернистские ориентиры, прежде всего, растворяющее всякую «личностность» утверждение тотальной культурной детерминированности любой смыслопорождающей деятельности. И «личность», и «фантазия», и «экзистенция», и «границы культуры», и «диалог» – все оказалось лишь «иллюзорными» мифологическими структурами, предопределяющими «иллюзорную» логику осознаваемого и неосознаваемого мышления и поведения. «Самому же» человеку вне этих детерминаций оставались лишь «бессмысленные» интертекстуальные «голоса Других».
Однако сегодняшняя ситуация демонстрирует еще одну реинкарнацию европейской «личностности», переселяющейся на этот раз в «тело» постмодерна. Именно как «завершение» – в бахтинском смысле – постмодерна, т.е. как «личностный» выход на «границы» этой культуры, можно трактовать происходящие, в частности, в литературе и кино аберрации постмодернистских стилей, восстанавливающие в правах (после двух десятилетий «децентрации») важные для авторов смысловые доминанты. Сам постмодерн превращается в определенную ярко выраженную «границу» европейской культуры, где происходит перемещение проблемы «личностности» и невозможных без нее ее альтернатив – «культуры», «ментальности», «повседневности» – в «большое время» не преодолеваемых антиномий. В пограничное пространство между «культурной детерминированностью» и «экзистенциальной самодетерминацией» попадает и понятие «граница культуры».

Полный текст


Вложения

Неактивен

 

#11 6-May-09 16:46:07

A.Venkova
Administrator
Откуда: Петербург
Зарегистрирован: 22-July-08
Профиль

Re: «Семиотика разрыва. Запредельное в современном искусстве»

Доклад Елены Геннадьевны Красильниковой, доктора культурологии, профессора кафедры мировой и отечественной культуры Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского

Симуляция Живого Настоящего в постмодернистском тексте (В. Казаков, Вен. Ерофеев, А. Битов, Саша Соколов)

Резюме

Постмодернистские авторы неоднократно высказывают вечную «претензию» искусства: явить в тексте не только симулятивную реальность, но и Живое Настоящее.
В романах В. Казакова «Ошибка живых», «От головы до звезд», «Жизнь прозы» подчеркивается, что мир человека — не только «образ образа», но и обращен к реальности, окружающей его в виде ночи, звездного неба, лучей света. Кровь, лучи, воздух, холод, дождь, лезвие, чай, сталь, солнце, звезды, ночь, темнота, тишина являются особыми словами, которые создают перцепт хаоса. Космос Письма в окружении Настоящего создается и с помощью частого включения в текст такого элемента «поверхностного» существования, как окна. Они являются частью «композиции», превращающей хаос в хаосмос, так же, как стены, пол, крыши в Домах, где формируется порядок хрупкой, ненадежной поверхности.
Постмодернистские авторы стремятся говорить без языка, используя в этой попытке, однако, его мельчайшие элементы, знаки препинания, паузы. Они обращаются к недосказанности в репликах, намекам, невнятному слову, отказу от описания, то есть к введению в текст Пустоты. Паузы, тире, фрагментация, отступления становятся способом уйти от власти письма, дезорганизовать его, обнаружить пусто́ты в дискурсе, «провалы», где мысль отсутствует. Отсюда обрывы предложений, многоточия, объемные пробелы, отказ от прописной буквы, то есть симулякры прерывности в процессе различа́ния. Мгновения остановки дискурса, становясь указателями смерти, Пустоты, противостоят «тирании» знаков.
Саша Соколов также демонстрирует симулятивные моменты выхода за пределы представлений человека о Живом. Такой «выход» в романе «Школа для дураков» осуществляется в процессе «становления» героя-повествователя, который является безумцем. Имея цель «схватить» исчезающие следы Бытия, искусство обращается к чистому становлению как возможности выхода за пределы сигнификации. Философию неперсонального становления разрабатывают Ж. Делез и Ф. Гваттари, которые особое внимание уделяют аффекту и перцепту.
Бытие дается мыслящему существу только в форме отчуждения от человеческого, в частности, в господстве бессознательного, состояниях, идущих рядом со смертью. Аффективные состояния — безудержное пьянство, безмерная радость, безоглядная страсть, безумие во всех его формах, неистовая («бытийная») тоска — это моменты катастрофы мысли, исчезновения субъекта, отступления языка, выступающего от имени идентичностей. Проблема пьянства не раз затрагивается в романах «Пушкинский дом» А. Битова, «Москва – Петушки» Вен. Ерофеева, «Между собакой и волком» Саши Соколова. «Прозрение» реального мира становится возможным благодаря состоянию персонажа, который выпадает из человеческого времени и переходит в видоизмененное время, близкое приостановленному настоящему, но не равное ему. Показывается застывшее настоящее героя как форма прикосновения к реальному.

Полный текст:


Вложения

Неактивен

 

#12 28-February-11 02:40:46

V.N.Kaliuzhniy
Участник
Зарегистрирован: 25-January-11
Профиль

Re: «Семиотика разрыва. Запредельное в современном искусстве»

Прошу прощения, но я плохо понимаю ситуацию.
Закончился Интернет-коллоквиум или нет?
Если да, то в чем его итоги?
Если нет, то почему все как-то оборвалось?
Статей больше, чем обсуждений (которых всего лишь два: одно от модератора, второе от участника).
Или я чего-то не вижу?
Имеет ли смысл мне что-то сюда писать? Ведь, скорее всего, сюда никто не заглянет.

Неактивен

 

#13 28-February-11 20:07:28

A.Venkova
Administrator
Откуда: Петербург
Зарегистрирован: 22-July-08
Профиль

Re: «Семиотика разрыва. Запредельное в современном искусстве»

V.N.Kaliuzhniy пишет:

Прошу прощения, но я плохо понимаю ситуацию.
Закончился Интернет-коллоквиум или нет?
Если да, то в чем его итоги?
Если нет, то почему все как-то оборвалось?
Статей больше, чем обсуждений (которых всего лишь два: одно от модератора, второе от участника).
Или я чего-то не вижу?
Имеет ли смысл мне что-то сюда писать? Ведь, скорее всего, сюда никто не заглянет.

Уважаемый Владимир Николаевич,
Коллоквиум прошел в режиме чата. Расшифровка и выводы по мероприятию находятся здесь: http://www.culturalnet.ru/main/page/chat_001.html
С уважением,
А.В. Венкова, модератор

Неактивен

 

#14 1-March-11 03:14:03

V.N.Kaliuzhniy
Участник
Зарегистрирован: 25-January-11
Профиль

Re: «Семиотика разрыва. Запредельное в современном искусстве»

Я плохо понимаю, что такое чат, но наводить мышку на ссылки умею.
Указанная ссылка приводит к окну со следующим объяснением:

An Error Was Encountered
Unable to load the requested file: static/chat_001.html..php

До встречи с расшифровкой и выводами!

Неактивен

 

#15 1-March-11 09:52:44

B.Bozhkov
Administrator
Откуда: St.-Petersburg
Зарегистрирован: 22-July-08
Профиль

Re: «Семиотика разрыва. Запредельное в современном искусстве»

V.N.Kaliuzhniy пишет:

Я плохо понимаю, что такое чат, но наводить мышку на ссылки умею.
Указанная ссылка приводит к окну со следующим объяснением:

An Error Was Encountered
Unable to load the requested file: static/chat_001.html..php

До встречи с расшифровкой и выводами!

В адресе ошибка — лишняя точка в конце адреса — исправлено, ссылка работает.

Неактивен

 

Board footer

Powered by PunBB
© Copyright 2002–2005 Rickard Andersson
Модифицирован PunBB.ru

[ Generated in 0.028 seconds, 13 queries executed ]