Сетевое сообщество «РОССИЙСКАЯ КУЛЬТУРОЛОГИЯ»

Форум — площадка для научных дискуссий и обсуждения академических проблем. Здесь принят стиль общения, соответствующий научному этикету. На форуме обсуждаются только профессиональные вопросы.

  • Вы не зашли.

#1 5-February-09 01:45:06

nik_serov
Участник
Зарегистрирован: 26-November-08
Профиль

ПОСТМОДЕРНИЗМ УМЕР, – ДА ЗДРАВСТВУЕТ ХРОМАТИЗМ!

Начнем по порядку, т.е. как это принято у нас – сначала ссылаться на заграницу, ибо пророков у нас нет и быть не может… Начнем с Кена Уилбера, который в самом деле одним из первых осознал всю ту патологию постмодернизма, которая завела мировую культуру, что называется, «дальше некуда» . «Сo смертью авангарда и триумфом иронии искусству похоже уже не сказать ничего искреннего. Нарциссизм и нигилизм воюют за главную сцену, которой, по существу, вовсе нет; кич и, халтура наползают друг на друга в борьбе за представительство, которое все равно уже ничего не значит; судя по всему, процветает лишь дружный эгоизм художников и критиков, затерявшихся в зеркальных лабиринтах и восхищающихся своим отражением в мире, которому оно когда-то было небезразлично».

В самом деле, ни для кого уже не секрет, что мир искусства и литературы зашел в своеобразный тупик. Постмодернистская теория литературы представляет собой совершенный и совершенно типичный пример «гомона интерпретаций», который овладел миром искусства. Когда-то она заключалась в том, что «смысл»— это нечто такое, что автор создает и просто вкладывает в текст, а читатель просто извлекает. Сегодня все стороны считают этот взгляд безнадежно наивным.

С возникновением психоанализа начали признавать, что некоторый смысл может быть бессознательным или порождаться бессознательным, и этот бессознательный смысл проникает в текст, даже если автор этого не осознает. Следовательно, извлекать этот скрытый смысл — работа психоаналитика, а не наивного читателя.

Разнообразные формы структурализма и герменевтики энергично сражались за то, чтобы отыскать «реальный» контекст, который, следовательно, давал бы реальный и окончательный смысл, обесценивающий (или заменяющий) все другие интерпретации. Фуко в свой археологический период превзошел оба эти направления, поместив и структурализм, и герменевтику в эпистему, которая сама по себе служила основанием и контекстом для тех людей, которые вообще захотели бы заниматься герменевтикой и структурализмом.

Отчасти, в качестве реакции на кое-что из этого, Новая Критика, по сути, заявила: не будем обращать внимания на все эти интерпретации. На самом деле, важно только само по себе произведение искусства как таковое. Игнорируйте личность автора (сознательную и бессознательную), игнорируйте историческую обстановку, время, место и смотрите исключительно на структурную целостность самого произведения искусства (его строй, его шифр, его внутренний рисунок). Теория «аффективной стилистики» и «читателя-реакции» резко возражала против этого и утверждала— коль скоро смысл порождается лишь при чтении (или рассмотрении) произведения искусства, значит, в действительности, смысл произведения можно найти лишь в реакции читателя/ зрителя. Феноменологи (например, Айзер, Ингарден) пытались сочетать оба эти подхода: в тексте есть разрывы («точки неопределенности»), и смысл разрывов можно найти в читателе.

Но тут появилась теория деконструкции и, по существу, заявила: вы все не правы. (Тут уж вовсе нечем крыть.) Теория деконструкции утверждала, что любой смысл зависит от контекста, а контексты безграничны. То есть невозможно контролировать или даже окончательно определить смысл — и потому, и искусство, и критика бесконечно крутятся на месте без руля и без ветрил, дрейфуя в пространстве неумолимой неопределенности, где и пропадают навеки.

Постмодернистская деконструкция, как это, наконец, поняли, неизбежно ведет прямо к нигилизму: нигде нет подлинного смысла, есть лишь многослойные заблуждения. И в результате этого вместо искусства как искреннего высказывания, остается искусство, как анархия, цепляющееся лишь за эгоистическую прихоть и нарциссическое хвастовство. В вакуум, созданный постмодернистским взрывом как победитель врывается эго. Смысл зависим от контекста, а контексты безграничны — и это оставляет и искусство, и художника, и критику одинаково потерянными в пространстве без перспектив, полагающимися лишь на мурлыкание эгоцентричного мотора, который в одиночку приводит в движение все это представление».

Для полноты картины остается лишь привести четкий обзор В.В.Бычкова на заглавную тему: «Авангардисты, как правило, еще работали в традиционных видах искусства — живописи, скульптуре, графике, музыке, театре, кино, архитектуре, литературе и поэзии, экспериментируя по большей части в сферах художественных языков и организации художественной ткани произведения (живописной, музыкальной, словесной), доводя эксперименты до предельной для данного вида искусства черты. Реди-мейдс Дюшана или попытки Кандинского и Скрябина по созданию синтетических феноменов — лишь робкие единичные прорывы поверх традиционных родо-видовых барьеров. Модернисты идут уже значительно дальше. Вершится повсеместный отказ от традиционных черт новоевропейского искусства — станковизма и эстетической сущности. Артефакты, объекты, артпроекты (так теперь все чаще называются вещи, пришедшие на замену произведениям искусства) выпрыгивают из музейных рам и эстетических рамок, хотя и остаются еще нередко (но далеко не всегда) в музейно-выставочных пространствах, и устремляются «в жизнь».

В начале столетия этот выход искусства за свои рамки (и рампы) — в жизнь почти одновременно, но с разных позиций манифестировали символисты на духовной основе (с их творческим принципом теургии[23], — на пути которой художник-теург должен в прямом контакте с божественными силами заниматься преображением самой жизни по законам искусства) и в сугубо материалистическом ключе — конструктивисты, требуя «смычки» искусства с производством товаров утилитарного потребления и преобразованием среды обитания, — интенции, вскоре реализовавшиеся в дизайне, художественном конструировании, авангардно-модернистской архитектуре. Но если символисты-теурги, не сумевшие воплотить свои утопические мечты, и конструктивисты-дизайнеры, органично вросшие во второй половине столетия во все сферы промышленного производства, не только не отказывались от эстетического принципа, но клали его в основу своей деятельности «в жизни», то по-иному пути двигались многие «продвинутые» арт-практики неутилитарного толка.

Они отказывают своим объектам и современному искусству в целом в их эстетической сущности. Искусства перестают отныне быть «изящными искусствами», то есть носителями эстетического, чем они являлись в той или иной мере изначально и что было узаконено в XVIII в. и в самом их именовании: beaux arts, schöne Künste, — составившем основное содержание термина «искусство» в XIX-XX вв. Однако уже в XIX в. многие материалисты, реалисты, позитивисты, борцы за социально-демократические преобразования выступали против приоритета эстетической функции искусства за постановку его на службу утилитарным (социальным, идеологическим и т.п.) целям, за активную социально-политическую ангажированность искусства. ПОСТ-артисты на иной основе довели на практике изгнание эстетического из искусства до логического конца. Когда сегодня в экспозициях современной арт-продукции мы созерцаем инсталляции из рваных мешков и замасленных телогреек, фотографии приятного лица живой девушки, облепленного роем навозных мух или клубком земляных червей, или натуралистический муляж обнаженной дамы на четвереньках, за которой тянется многометровая «колбаса» испражнений, у нас не остается сомнений в том, что здесь с эстетической сущностью искусства «разобрались» основательно, или «круто».

Ясно, что все сие не с бухты-барахты, а имеет под собой всяческие — и глубинные, и менее существенные основы, основания, мифологемы, грамматологические деконструкты и конструктивные террорологики, садо-мазохо-лесбийские интенции и т. п. глубинные архи-начала и бифуркационные предчувствия. Если мастера-утилитаристы современного дизайна, художественного конструирования, архитектуры, организации среды обитания, опираясь на достижения техники и технологии, а также на принципы ясности, функциональности, рациональности, реализуют аполлоновский (согласно четкой ницшеанской дефиниции) принцип художественного творчества, то многие направления неутилитарного искусства авангарда, модернизма, постмодернизма движутся по путям пробуждения и актуализации дионисийской стихии, высвобождаемой всем ходом техногенной цивилизации, приведшей человечество на грань глобальной катастрофы. Здесь активизируются мощные хтонические и витальные начала. При этом иррациональное, бессознательное, абсурдное часто бушуют в алхимическом тигле строгой концептуальности. В результате мы имеем то, что имеем, — бескрайнюю стихию ПОСТ-культуры, в которой господствуют вырвавшаяся из-под контроля утилитаризма ВЕЩЬ сама по себе и сама в себе со своими вещными (визуальными, слуховыми, гаптическими) энергиями и ТЕЛО, дающее «место такому существованию, сущность которого заключается в том, чтобы не иметь никакой сущности», во всеоружии сенсорики, порвавшее узду духовности. Не так уж и мало для переходной ситуации, предельно антиномичной в своей основе. Во всем этом клокочущем вареве какая-то глубинная художественно-анти-художественная провиденциальная активность — ощущение принципиально иного этапа цивилизационного процесса и активная работа на него — сочетается с полной растерянностью художественно-эстетического сознания перед ним. Ощущая, что из-под ног уходит твердая почва традиционной Культуры, современный художник мечется в зыбкой трясине неопределенности, хватается за любые «соломинки» творческой экзистенции, в которой только и определено его место, чтобы доказать хотя бы самому себе, что он еще жив...

Отказавшись со времен структурализма от традиционных общечеловеческих ценностей или не признав их за таковые, утверждая принципиальную аксиологическую релятивность , ПОСТ-культура на уровне ratio инициирует новую поликанальную многоуровневую эстетику (сначала неклассическую, а затем и постнеклассическую) на элитарной конвенциональности, которая, в частности, исключает из сферы искусства его фундаментальный традиционный принцип отображения.

Со времен постструктурализма, легитимировавшего, как мы видели, принципиально новое по сравнению с традиционным структуралистское понимание символического, фантазмы и события (в их фуко-делёзовском смысле, т. е. как некие тонко-материальные бестелесности разных уровней бытия-мышления) плотным облаком витают над концом Культуры. Сквозь это вибрирующее облако «бессмысленных смыслов», как они культивируются постструктуралистским дискурсом, не видно ни прошлого, ни будущего. Да эти временные величины и не существуют в данной парадигме смыслообразования. Густой туман «theatrum philosophicum»  опустился и на настоящее. Его странная серебристая пыль ласкает глаз и будоражит ум, но не греет душу. И калейдоскопическими блестками смыслы разбегаются по поверхностям метафизических тел. Рассудочная игра тоже доставляет наслаждение. И это, конечно, сфера эстетического сознания — когда разум смолкает, а рассудок плетет и плетет неустанно тончайшую паутину фантазмов, оплетающих события. Все отчетливее прорисовывается иное; принципиально иное. Здесь, пожалуй, уже начала постПОСТ-культуры — совсем иного менталитета, иных мыслительных парадигм, иного бытия-сознания. Все во всем и ничто в чем-либо.

Не случайно поэтому, в частности, философия и семиотика XX в. просто зациклились на «Алисе» Кэрролла, превратив ее в культовую книгу современной постклассической гуманитарной мысли. Что притягивает в ней современное «продвинутое» сознание? Парадоксы, абсурд, заумь, ирония, игра смыслами одного и того же слова etc. Все это естественно созвучно постмодернизму, и особенно ПОСТ-культуре. Кэрролл довел логику до абсурда, превратил ее в абсурдную веру в логику. Собственно часто в «Алисе» парадоксы и игра слов и смыслов значимы не сами по себе, а лишь для утверждения (= отрицания в парадоксе) жесткой формальной логики, веры в разум, рассудок в вербальных структурах, выходящих за рамки рассудочного дискурса. Необходимо «правильно» (строго формально) использовать слова, вдумываясь в их смыслы (смыслы, часто стершиеся в обы-денном, т.е. «сию-дневном», сознании): не игнорировать словесные обертоны и т.п. Лингвистическая игровая философия XX в. открывает здесь глубокий кладезь невостребованных возможностей и путь к «новой рациональности», которую мучительно жаждет обрести современная наука, да и культура в целом.

Итак, проблема формулируется практически одинаково: что дальше, если нет ничего?  К примеру даже в такой, казалось бы науке, как психология до сих пор не решен вопрос о том, каким должно быть психологическое объяснение, что эквивалентно и ее ключевому методологическому выбору. Так, А.В.Юревич, с пространными ссылками на позитивистов ХХ века и, в частности, на К. Гемпеля, пишет: «аргументация, которую трудно не признать убедительной, размывает и основные различия между каузальными и телеологическими объяснениями, первые из которых традиционно ассоциируются с естественными науками, а вторые - с такими научными дисциплинами, как психология»  . Комментарии, я полагаю, здесь излишни.

Вместе с тем, проведя всесторонний анализ означенной проблемы, А.В.Юревич заключает: «Психологическое объяснение, как правило, развивается в искусственно сжатом пространстве, ограниченном запретами на различные формы редукционизма: "сверху" - социального, "снизу" - биологического. Отсюда проистекают такие свойства психологического объяснения, как его "топтание на месте" без сколь-либо существенного проникновения в суть объясняемых явлений, объяснение "подобного через подобное" (например, одних когниций другими когнициями), круговой характер (скажем, объяснение когниций эмоциями, а эмоций - когнициями), подчиненность преимущественно целям понимания объясняемых явлений, а не целям предсказания и контроля над ними и т.п. В результате большая часть научного сообщества воспринимает такие объяснения как неудовлетворительные, а то и вообще как не научные … При этом любая монистическая система психологического объяснения, не выходящая за пределы его сжатого пространства, сковывает это объяснение вместо того, чтобы "разворачивать" его, выводя в новые плоскости».

Как культуролог вполне доверяю весьма обоснованному заключению профессионала-психолога. Но тут же задаюсь вопросом: чем же сковывает хроматическая психология это «объяснение», если и теория, и методология хроматизма позволяют снять приведенные запреты "сверху" и "снизу"? Для ответа же мне придется привести несколько иные ракурсы этих «запретов», чем это представил А.В.Юревич.
Эмпирические корреляции в науке признаются только после их объяснения теорией или моделью. Практически же все психологические методики, согласно данным Дж. Кеттела и П. Клайна, основаны на экспертных, т.е. эмпирических оценках, полное согласование которых (при известной системе отбора) считается достоверным. Вместе с тем хорошо известно, что не существует объективного критерия адекватности полученной оценки, т.е. метода, модели, или теории, которые бы давали объективную оценку достоверности этого совокупного мнения экспертов  . Не зря же в литературе до сих пор оговаривается «искусство психологической диагностики», что, вероятно, не требует комментариев – искусство имеет к науке такое же отношение как и «сказкотерапия» (тоже область научной психологии!).
Вообще говоря, в психологии «интеллект» не может не включать в себя понятие «личность». Однако имеет ли смысл изучать личность человека только по признакам полового диморфизма, или необходимо обязательно включать сюда и такой атрибут культуры как гендер  ? Еще раз оговорю, что в хроматизме речь идет исключительно о «гендере», сущностный смысл которого отрицает феминистскую абсолютизацию понятия «пол» из-за 15 % исключений соответствия между «полом» как физиологической («паспортной») характеристикой и «гендером» как характеристикой психологической.

Любопытно, что сегодня все реже и реже звучат обвинения хроматизма в эклектике. Почему? Как известно, эклектика являлась положительным моментом познания во всех без исключения революционных учениях и получила свое научное обозначение как «конвергентная эклектика», то есть предварительный этап синтеза разнородных знаний в единую систему. Без этого этапа было невозможно воздействовать на сложившуюся догматизированную авторитарную систему конгломерата знаний и толкнуть ее к перестройке. Нередко имела место и так называемая «дивергентная эклектика», связанная с выявлением в единых и простых ранее терминах тех типологических различий, которые требовали их последующего разнесения по различным концептам. Таким образом, эклектика всегда включала и включает в себя синтез и анализ знаний, как это вслед за Платоном утверждал Гегель. С этих позиций недогматизированная психология – как единая наука о проявлениях онтологически идеального в материальном, – успешно использует эклектику обоих упомянутых видов для адекватной интериоризации разнородных знаний.

Но наши «руководящие психологи» даже не представляют, что понятие «эклектика» в научных революциях трактуется с принципиально иных позиций. Как один из примеров (при сотнях публикаций) процитирую отзыв о 3-х стр. тезисов по хроматической психологии для одной из конференций МГУ: «Ваши тезисы выполнены в форме рассуждений, но рассуждений, построенных на феноменах, фактах и понятиях, принадлежащих разным (в смысле – разнородных, несочетаемых) научных, философских и даже религиозных парадигм». Что я на это ответил? Логика существует в науке пока еще единственная – формальная. Кто как не психологи ратуют за междисциплинарность подходов. Как же это психика наша может быть понята вне рассуждений о реальном (никак не очищенном, "научно" рафинированном) ‘человеке’. А реальность наша именно разнородна!

Другой пример: редактор одного из журналов прислал мне в качестве рецензии (на статью в авторский лист) всего три фразы: «Эклектичный текст, в котором намешано все что угодно: миф, ритуал, традиция, интеллект и проч. Такое бывает в тех случаях, когда нет своего видения объекта исследования. Между тем, изучение цвета предполагает не столько квазифилософские рассуждения вокруг да около, сколько конкретное исследование цвета в таких аспектах, как его символика, цветообозначения и др.». В ответе на «это» (вряд ли кто, - кроме этого «редактора», разумеется - сможет назвать приведенный текст рецензией) я заметил, что представил рабочую модель реального человека в реальной среде, которая никак не может находиться в дискурсе так называемой чистоты стиля. Раз уж и это непонятно, то мне остается лишь подчеркнуть, что если сама наша жизнь эклектично раскрашена, то и модель ее нельзя выхолащивать до бесцветно-бесполых абстракций. Ибо цвет - это сущностная информация!
И последнее: на одной из конференций – после доклада о возможностях хроматической психологии – мне был задан вопрос: «А кто Вам сказал, что психология хочет стать наукой?!» Вопрос прозвучал достаточно воинственно, но аудитория обратила взоры не на вопрошавшую ученую даму, а на меня.… И ответ был дан незамедлительно: «Я сказал!»... Ибо говорить о потребностях других наук, о потребностях педагогики, привлекать авторитетные имена не имело смысла. Любопытно, что этот «дамский вопрос» периодически возникает у последователей «искусства психологической диагностики» и «сказкотерапевтов», претендующих на создание методических указаний для культурологов.

Вообще говоря, как следует из научных публикаций психологов, сегодня помимо цветовых предпочтений в психологии следует изучать абстрактного человека т.е. вне реальной (светоцветовой) среды, вне пола (я уж не говорю о гендере) и даже вне цвета его одежд, которые как селективные светофильтры влияют на его характеристики, поведение и др. . Для сравнения приведу заключение специалиста: «…в настоящее время не сложилось, да и не могло сложиться единого мнения по многим затронутым Н.В.Серовым вопросам. Так, в частности, постановка проблемы сознания в философии резко отлична от проблемы интеллекта в психологии, и от проблем исследований мозга в медицине. Поэтому, на первый взгляд эклектичное, интегративное объединение в «единой модели мужского и женского интеллекта» представляет интерес для синтетических тенденций в науке о человеке» .

Это уже интересно. Единое мнение оставим – его нет даже у физиков. Вообще говоря, любой раздел науки основывается исключительно на онтологическом представлении, которое сегодня по многим причинам (см. работы Э.В.Ильенкова, Г.П.Щедровицкого и др.) смешивается с гносеологическим предикатом диады «бытие-сознание». Поскольку же и культурология и психология (как благовоспитанные дочери философии) переняли и терминологию последней, то это смешение проявляется и в когнитивистской теории интеллекта, о которой сегодня появляется все большее и большее число критических работ. Как мне кажется, в этом же заключается и проблема, встающая перед культурологией – отсутствие информационных моделей интеллекта для видового (но никак не родового) представления ‘человека’. Агрессивная же политика «властвующих ученых» по фантастически-безапелляционному «отфутболиванию» публикаций (с документированными и тысячелетиями воспроизводимыми – в памятниках мировой культуры – представлениями о хроматической модели интеллекта и гендера) или известная страусиная политика по замалчиванию опубликованных результатов никогда еще не приводили науку к плодотворному развитию.

Неактивен

 

#2 8-February-09 23:33:59

I.Sokolova
Участник
Откуда: Петербург
Зарегистрирован: 13-December-08
Профиль

Re: ПОСТМОДЕРНИЗМ УМЕР, – ДА ЗДРАВСТВУЕТ ХРОМАТИЗМ!

Николай Викторович, у меня после прочтения Вашего сообщения возник вот какой вопрос:
а почему именно постмодернизм вызывает столько споров и нареканий? И как только что-то идет не так, за ответом обращаются именно ко второй половине ХХ века?
По-моему, в истории культур и цивилизаций очень много "периодов" (эпох?) даже более проблемных, чем постмодернизм... Например, эпоха барокко, что, кстати, очень умело доказывает Жиль Делез ("Складка. Лейбниц и барокко")

Неактивен

 

#3 9-February-09 00:34:54

nik_serov
Участник
Зарегистрирован: 26-November-08
Профиль

Re: ПОСТМОДЕРНИЗМ УМЕР, – ДА ЗДРАВСТВУЕТ ХРОМАТИЗМ!

если бы только Делез, Ирина Борисовна... Об этом писали уже и Монтень, и Монтескье етс

Как мне кажется, творчество от рацио, от упорного желания родить раньше срока, от преимущественно французского стремления к некой сторонней ответственности за то, что им (рацио) делается в гуманитарии, и завело в тупик совр. культуру. Быть может, моя беда в том, что меня профессионально интересует норма именно сегодняшнего дня, а для этого мне кажется обоснованным сравнивать ее с тем, что тысячелетиями позволяло человеку воспроизводиться разумным, но не безумным. Быть может, я устарел, но ничего не могу с этим поделать...

Пусть хоть один человек объяснит мне, почему вся наша гуманитария бесцветна?
(Как в прямом, так и переносном смысле этого слова)

Хроматизм же на основе веры в адекватность  эстетики традиционных культур показывает возможности новой методологии, ибо она выношена и рождена тысячелетними традициями духовности, а не рыночно-сиюминутным техницизмом, (я уж молчу о гламурной элитарности "низа", apres nous le deluge, etc именно конца XX века).

А, вообще говоря, полностью согласен с Вами, - все это было.., и если человечество выживет в эти безумные десятилетия, то и будет, наверное...  Но, полагаю, дети вряд ли вспомнят нас  добрым словом за то, что мы возомнили о своем рацио сегодня.

Неактивен

 

#4 10-February-09 23:48:05

I.Sokolova
Участник
Откуда: Петербург
Зарегистрирован: 13-December-08
Профиль

Re: ПОСТМОДЕРНИЗМ УМЕР, – ДА ЗДРАВСТВУЕТ ХРОМАТИЗМ!

Николай Викторович, ну отчего же бесцветна?? Позволю себе предположить, что много мы не знаем и по определению знать не можем. То, что "всплывает" в ситуации современности в гуманитарных науках, конечно, не всегда однозначно, но, по-моему, это вовсе не повод опускать руки. Классик сказал : "Лицом к лицу лица не увидать. Большое видится на расстояньи"....И невозможно с ним не согласиться.  Так что - давайте немного подождем, может, все и не так плохо.

Неактивен

 

#5 11-February-09 00:22:18

nik_serov
Участник
Зарегистрирован: 26-November-08
Профиль

Re: ПОСТМОДЕРНИЗМ УМЕР, – ДА ЗДРАВСТВУЕТ ХРОМАТИЗМ!

"ждем-с"

Неактивен

 

#6 4-March-10 11:10:01

N.Vazhinskiy
Участник
Зарегистрирован: 13-February-09
Профиль

Re: ПОСТМОДЕРНИЗМ УМЕР, – ДА ЗДРАВСТВУЕТ ХРОМАТИЗМ!

Великолепный анализ постмодернизма!
И последствия постмодернизма для искусства тоже обрисовано адекватно.
Вся беда в дегенерации. И постмодернизм ее воспевает.
Но вот выход из постмодернизма через хроматизм весьма проблематичен.
В логическую цепочку хроматизма Николай Викторович вписывает и гендер. А гендер это тоже дегенеративное явление. А у абсолютно здорового человека "психологический" и физический пол совпадает. Он просто не может не совпадать.
И получается, что мы болячку (постмодернизм) заменяем на другую болячку (хроматизм).

Отредактированно N.Vazhinskiy (7-March-10 14:11:12)

Неактивен

 

#7 6-March-10 23:41:59

A.Yusfin
Участник
Зарегистрирован: 26-April-09
Профиль

Re: ПОСТМОДЕРНИЗМ УМЕР, – ДА ЗДРАВСТВУЕТ ХРОМАТИЗМ!

Насколько могу судить,  сегодня нет магистрального направления в искусстве. В том-то и заключается чудо искусства нашего времени, что в нём сошлись все времена, все культуры и все стили. Возможно, что это свидетельствует о приближении  (а, может быть, и наступлении) Апокалипсиса. Во всяком случае, мне представляется, что сейчас не корректно говорить о преобладании какой-то тенденции. Рискну предположить, что, если и можно говорить о какой-либо тенденции, то она - всенаправленна. Или, иначе -  в современности невозможно выделить какую-либо одну тенденцию
Что жекасается постмодернизма, то он не более чем трансформа и гипертрофия игрового начала, что бы "он" сам о себе не думал... Такая игра в материал была не единожды в истории художественной культуры; достаточно вспомнить  многое в полифонической музыке Возрождения - У Машо и многих других. Да и Бах, уже в эпоху барокко нечуждался такой игры...

Неактивен

 

#8 11-May-10 21:42:57

N.Serov
Участник
Зарегистрирован: 26-November-08
Профиль

Re: ПОСТМОДЕРНИЗМ УМЕР, – ДА ЗДРАВСТВУЕТ ХРОМАТИЗМ!

N.Vazhinskiy пишет:

А гендер это тоже дегенеративное явление. А у абсолютно здорового человека "психологический" и физический пол совпадает. Он просто не может не совпадать.
И получается, что мы болячку (постмодернизм) заменяем на другую болячку (хроматизм).

О гендере мы уже говорили, а о болячках нет. Кстати о последних: если историю мировой культуры мы будем величать болячкой, то нам прямая дорога на кладбище. Так я думаю.


A.Yusfin пишет:

в современности невозможно выделить какую-либо одну тенденцию
Что жекасается постмодернизма, то он не более чем трансформа и гипертрофия игрового начала,

Игра - уже гипертрофия, хотя бы по Бахтину... А гипертрофия в квадрате это уже синдром для психиатров.

Неактивен

 

#9 12-May-10 00:12:44

N.Vazhinskiy
Участник
Зарегистрирован: 13-February-09
Профиль

Re: ПОСТМОДЕРНИЗМ УМЕР, – ДА ЗДРАВСТВУЕТ ХРОМАТИЗМ!

N.Serov пишет:

О гендере мы уже говорили, а о болячках нет. Кстати о последних: если историю мировой культуры мы будем величать болячкой, то нам прямая дорога на кладбище. Так я думаю.

Абсолютно согласен! Именно туда мы и направляемся с модернизмом, постмодернизмом и гендером! То, что мировое сообщество "подхватило заразу" заметил еще Ашшурбанипал! И принял меры, но болезнь уже начала прогрессировать. И первой лишилась иммунитета именно культура! А то, что мы видим сегодня - это уже агония... Диагноз - всесторонний мировоззренческий кризис в запущенном состоянии. А если учесть, что КУЛЬТУРА ЕСТЬ  М И Р О В О З З Р Е Н И Е  РЕАЛИЗОВАННОЕ В ОБРАЗЕ ЖИЗНИ, то выводы напрашиваются сами.

Неактивен

 

#10 12-January-11 22:12:26

M.Gureev
Участник
Зарегистрирован: 29-May-09
Профиль

Re: ПОСТМОДЕРНИЗМ УМЕР, – ДА ЗДРАВСТВУЕТ ХРОМАТИЗМ!

В принципе, всё, что содержит в себе приставку "пост-", говорит о своей несамостоятельности и несамодостаточности, а лишь о некой комплементарности, придаточности к некому предшествующему состоянию, априори признаваемому как великое или, хотя бы, как оригинальное.

Неактивен

 

#11 28-February-11 03:55:15

V.N.Kaliuzhniy
Участник
Зарегистрирован: 25-January-11
Профиль

Re: ПОСТМОДЕРНИЗМ УМЕР, – ДА ЗДРАВСТВУЕТ ХРОМАТИЗМ!

Было бы конструктивнее ПОСТМОДЕРНИЗМ хоронить отдельно, а ХРОМАТИЗМ воспевать отдельно.
Что такое ПОСТМОДЕРНИЗМ, все более или менее представляют.
О ХРОМАТИЗМе я слышу впервые. Это течение в психологии, философии, культурологии? Кто его отцы-основатели? В чем состоят основные положения? Какие нерешенные ранее задачи удалось решить с помощью этого учения? К сожалению, об этом в статье ничего не говорится (как нет в ней и ссылок).

Неактивен

 

#12 30-March-11 23:15:04

M.Kurbanov
Участник
Зарегистрирован: 28-April-09
Профиль

Re: ПОСТМОДЕРНИЗМ УМЕР, – ДА ЗДРАВСТВУЕТ ХРОМАТИЗМ!

Дорый день всем !

Я бы не стал напрягаться в ненависти к постмодернизму как концептуальной идее вообще, которых выносила и дальше вынесет философия. Меня больше беспокоит не модернизм, а модернисты, коих я для себя называю самозваной командой по организации похорон философии. Беда в том, что они вознамерились хоронить отнюдь не покойника и не того, кто якобы "дышит на ладон".

Кстати, модернизм тоже, как и хроматизм, ценит все краски мира, но он их так щедро и беспорядочно сеет на полотно бытия, что хроматизму остается не только удивляться, но и явно возмущаться.

Видимо, Сократ, проговаривая свою любимую фразу "Я знаю, что ничего не знаю", сегодня бы подумал про себя:"Как бы меня не записали в постмодернисты..."

Неактивен

 

Board footer

Powered by PunBB
© Copyright 2002–2005 Rickard Andersson
Модифицирован PunBB.ru

[ Generated in 0.018 seconds, 11 queries executed ]